Риторика противостояния

0 Comments 14:37

В последние дни мир стал свидетелем беспрецедентной милитаризации риторики противостоящих в украинском конфлике сторон. Президент Украины Петр Порошенко заявил о готовности его страны к войне с Россией. Министр иностранных дел Российской Федерации Сергей Лавров допустил возможность точечных ударов по Украине. Ужесточается критика России и ее президента в отношении западных лидеров. Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон призывает к изоляции России и Владимира Путина.

Выступая в парламенте, Дэвид Кэмерон заявил, что России следует знать, что США и Европейский союз не потерпят в Европе «замороженного конфликта», и если это произойдет, то отношения между Россией и Западом претерпят коренные изменения. Судя по приему Владимира Путина на саммите G20 в Брисбене, эти изменения уже начались. Похоже, Запад извлек уроки из политики умиротворения агрессора, которая привела к развязыванию Второй мировой войны, и готов усилить давление на Россию, чтобы предотвратить фактический раздел ею соседнего государства. Отсюда и резкое изменение риторики в общении западных лидеров с российским президентом и их намерение превратить Россию в международного изгоя в случае продолжения дестабилизации ситуации на Украине. Один из крупнейших британских экспертов по России, директор Центра российских исследований Общества Генри Джексона, политолог Эндрю Фоксолл, комментирует резкое изменение тона в общении западных и российских лидеров:

— Этот тон изменился уже в начале года, когда последовали дестабилизация Россией восточной Украины и аннексия Крыма. В принципе, ухудшение российских отношений с Западом набирало силу последние 10-15 лет, но они особенно обострились после гибели малазийского лайнера, сбитого, скорее всего, пророссийскими сепаратистами. Сейчас и в Европе, и в США существует общее мнение, что Россия превратилась в опасное и контрпродуктивное государственное образование, точнее, в опасного игрока в системе международных отношений. Поэтому изменение тона и риторики западных лидеров в отношении России следует рассматривать именно в этом контексте. Это реакция на российскую агрессию на Украине и на опасения, которые вызывает Россия у восточно-европейских стран. Это также вполне искренняя реакция на возникшее на Западе ощущение, что Россия стремится пересмотреть существующую систему международных отношений, что, по мнению Запада, подрывает европейскую систему безопасности и угрожает западным ценностям.

— Даже британская дипломатия, бывшая всегда образцом политкорректности и толерантности, демонстрирует беспрецедентно жесткую критику политики России и ее президента. Дэвид Кэмерон практически открыто называет Владимира Путина лжецом и призывает к его изоляции…

Видите ли, за последние годы в российско-британских отношениях произошли печальные изменения, вызванные убийством в Лондоне Александра Литвиненко, беспрецедентной травлей британского посла в Москве Тони Брентона после шпионского скандала с найденным в московском парке «камнем», а также другими событиями, которые привели к изменению традиционного дипломатического языка и поведения Форин-офиса. Изменение риторики Дэвида Кэмерона в отношении Владимира Путина и российской политики – лишь один из симптомов серьезной озабоченности Запада возможными последствиями агрессивной стратегии России. Не только Британия, но и все страны Евросоюза крайне обеспокоены тем, что, несмотря на очевидные факты, президент Путин продолжает настаивать: «Россия не поставляет вооружение сепаратистам на востоке Украины, референдум в Крыму имеет законную силу и не противоречит международным нормам». Вслед за премьер-министром Канады, назвавшим Путина лжецом, западные лидеры понимают, что российский президент лжет им, и именно это вызывает у них серьёзную озабоченность.

— Как вы себе представляете отношения Запада и России при существовании «замороженного конфликта» на востоке Украины и создании там пророссийского анклава? И намерен ли Запад ужесточать давление на Россию?

— Если попытаться взглянуть на последствия принятых Западом санкций против России, то нетрудно заметить, как это делают на Украине, что ничего не изменилось в политике России, что санкции не работают. Но такая точка зрения, на мой взгляд, абсолютно неверна. Неверна по двум причинам: во-первых, экономические санкции рассчитаны на долгосрочную перспективу. История свидетельствует, что эффект от таких санкций мало сказывается на экономике в краткосрочной перспективе, но что они обладают очень негативным долгосрочным эффектом. Так что сейчас еще рано судить об эффективности или неэффективности этих санкций. И во-вторых, если бы Запад не пошел на эти санкции, агрессия России на Украине вполне могла бы стать широкомасштабной и охватить не только восток, но и всю территорию Украины. Лично я уверен в дальнейшем усилении негативного влияния уже существующих санкций на российскую экономику, даже без их расширения и ужесточения. Думаю, что российская агрессия против Украины отзовется серьезными потерями для самой России и будет стоить ей намного больше, чем результат западных санкций.

— Существует ли у Запада какая-то стратегия сдерживания Путина? И какую роль в этой стратегии может сыграть НАТО?

— Если за прошедший год украинский кризис продолжает оставаться угрозой европейской безопасности, то это означает одно: свойственная НАТО традиционная политика сдерживания, потенциальная угроза его вмешательства в военный конфликт в этом случае не срабатывают. Это говорит о том, что так ценимый восточноевропейскими странами Североатлантический альянс нуждается в реформах. Это потребует пересмотра отношений НАТО со странами Восточной и Центральной Европы, часть из которых уже члены НАТО и Евросоюза. А это, в свою очередь, должно сопровождаться ясным осознанием западным миром собственной идентичности, пониманием важности для него собственных ценностей и норм, которые он призван защищать в странах, которые их придерживаются.

— Тем не менее, несмотря на растущий антагонизм между Россией и Западом в некоторых западных кругах Путин находит поддержку. Как вы это объясняете?

— В исторической ретроспективе Путин пользовался некоторой, ограниченной поддержкой на Западе, которая продолжается до нашего времени. Но эту поддержку ему оказывают в основном лишь определенные маргинальные группы и сообщества. Путину удалось успешно консолидировать эти, зачастую оппозиционные друг другу и противоположные по идеологическим устремлениям, группировки. Так, у Путина есть определенная поддержка со стороны европейских левых, которые солидаризируются с ним в критике США, расширения Европейского союза, демократизации и либерализации Западом стран Ближнего Востока и Африки после холодной войны. Ему также удается рекрутировать сторонников и среди ультраправых, которые солидарны с Путиным в критике Европейского союза и стремятся вернуть Европу к замкнутым национальным границам; им нравится путинская националистическая риторика. У Путина есть поддержка и у американских ультраправых, особенно в правых христианских кругах, которые одобряют политику российского президента, направленную против гомосексуалистов и трансгендерных меньшинств. Им также нравится начавшееся в 2000 году возвышение православия при Путине и превращение его в разновидность государственной идеологии. Так что поддержка Путина на Западе исходит не из одного, а из нескольких различных по политической ориентации сообществ.

— Реален ли добровольный и легитимный уход Путина со своего поста или Россия обречена на его пожизненное президентство?

— В настоящее время трудно представить ситуацию, когда Путин добровольно покинет свой пост или вынужден будет это сделать в результате честных, демократических выборов. Дело в том, что Путину удалось выстроить такую авторитарную вертикаль власти, при которой ему нетрудно удерживать власть на протяжении любого необходимого ему времени.

— Аналитики называют нынешнюю конфронтации России и Запада новой холодной войной. Насколько это оправдано?

— Не думаю, что это новая холодная война. Это утверждение не оправдано по нескольким причинам. Прежде всего у нынешней России в отличие от СССР нет столь агрессивного неприятия западного капитализма и либеральной демократии. Кроме того, сейчас мы живем не в биполярном, а в многополярном мире. Аргументы, которые приводятся сторонниками концепции «новой холодной войны» при объяснении нынешней политической конфронтации России и Запада, не кажутся мне убедительными. Эти аргументы выглядят более противоречивыми, чем другие объяснения этой ситуации, — считает директор Центра российских исследований Общества Генри Джексона, политолог Эндрю Фоксолл.

Наталья Голицина

Источник: svoboda.org

Leave a Reply

Related Post

Украинская армия реанимирует «атомные пушки» 2С7 «Пион»Украинская армия реанимирует «атомные пушки» 2С7 «Пион»

На ремонтном артиллерийском предприятии Министерства обороны Украины работают над восстановлением над одной из мощнейших артиллерийских систем мира — самоходной 203-мм пушкой 2С7 «Пион». В репортаже, который продемонстрировал украинский «24 канал»,

Отец погибшег в Донбассе добровольца: Диму испортила ЧечняОтец погибшег в Донбассе добровольца: Диму испортила Чечня

Накануне руководитель пресс-центра Службы безопасности Украины Елена Гитлянская сообщила имя липчанина, погибшего при нападении на один из блокпостов сил АТО в Тельмановском районе Донецкой области. Семья Дмитрия Борушко переехала из

Зюганов: с праздником Великого ОктябряЗюганов: с праздником Великого Октября

Поздравление лидера КПРФ с 97-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции. Уважаемые товарищи! Годовщину Великого Октября мы встречаем на крутом повороте истории. И сегодня опыт победы партии Ленина, возглавившей борьбу трудящихся,